Шведский психиатр Дэвид Эберхард: «Так мы выращиваем дерзких паршивцев»

Шведский психиатр Дэвид Эберхард: «Так мы выращиваем дерзких паршивцев»

О последствиях либерального воспитания и новом гендерном подходе в Швеции

Шведский психиатр, автор книг Дэвид Эберхард рассказывает о том, как либеральное воспитание вредит и детям, и родителям.

Всегда находятся дети, которые орут, проливают напитки, носятся по помещению или при температуре минус пять градусов открывают входную дверь настежь. Родители сидят рядом, и даже не думают вмешиваться.

На это никто не решается. Родителям очень неприятно, когда критикуют их детей. Раньше наше общество было обществом взрослых людей. Были единые ценности касательно вопросов воспитания. Если ребенок вел себя неприлично, к нему подходили и говорили: прекрати! Такой согласованности больше нет. Мы, взрослые, теперь отвечаем не друг за друга, а лишь за своих детей.

О провале либерального воспитания

Родители больше не ведут себя как ответственные взрослые. Они полагают, что должны быть лучшими друзьями своих детей. Они ставят себя на одну ступень с детьми, не отваживаясь перечить им и устанавливать границы. Они больше не принимают никаких решений, а хотят быть такими же крутыми, продвинутыми бунтарями, как их дети. Теперь наше общество состоит только из одних тинейджеров.

Многие узнают себе в этом портрете. Родители неохотно выносят вовне свои проблемы с воспитанием. Они говорят: у нас всё в порядке, это не про нас! Тем не менее, их постоянно гложет совесть, потому что они считают, что многие вещи делают неправильно. Они приходят усталые вечером с работы, и готовят то, что нравится ребенку, потому что не хотят вступать с ним в дискуссии. Они позволяют ему сидеть за телевизором дольше оговоренного времени, чтобы побыть в покое. Они проводят свой отпуск там, где дети будут заняты, хотя без детей ноги бы их там никогда не было. Я не говорю, что это неправильно. Я говорю лишь, что жизнь родителей не должна вращаться лишь вокруг ребенка. Нет никаких научных доказательств тому, что это как-то положительно влияет на будущее детей, что они становятся более успешными или беззаботными во взрослой жизни.

О правилах в собственной семье

Я не нахожу, что семья вообще должна быть демократическим институтом. Отношения между взрослыми и детьми всегда асимметричны. Это отношения мастера и ученика. Один учит, другой слушает. Родители могут лучше оценивать обстоятельства, потому что у них больше опыт, они больше знают. Они и должны устанавливать правила.

Но я не могу слишком отличаться от других родителей, иначе у моих детей будут неприятности. Да и воинствующий авторитаризм мне бы не позволили.

И мои иные читатели думают, что я хочу возврата к военному воспитанию, обратно к телесным наказаниям. Я никогда не писал подобного. Я никогда не бил детей.

О приемлемости легких шлепков как метода воспитания

Для детей важно, чтобы они были воспитаны так, чтобы соответствовать ценностям и нормам общества, в котором живут. Для детей, выросших в обществе, где такие удары приняты за норму, их это не столь [душевно] травмирует. Но родители на Западе боятся сейчас всего, полагая, что даже малейшая критика может травмировать ребенка. Они больше не считают нужным сказать дочери в пубертатном периоде: не ешь так много шоколада, иначе растолстеешь, — потому что боятся, что девочка тут же ударится в другую крайность вплоть до анорексии. При этом мы вполне можем что-то требовать от детей, они выдержат это. Не стоит обращаться с ними, как с фарфоровыми куклами.

О страхе причинить ребенку вред воспитанием

Я говорю родителям, что они не должны читать слишком много разных советчиков. К примеру, Джон Боулби, теория привязанности которого считается не вызывающей сомнений, зачастую интерпретируется специалистами слишком вольно. Это приводит к тому, что родители думают, что навредят детям, если слишком рано отдадут их в ясли, где те будут проводить больше времени с воспитательницей, чем с матерью. Но мне не доводилось видеть еще ни одного ребенка, который был бы больше привязан к воспитательнице, чем к матери.

Собственных родителей не хочет слушать никто, а полагаться лишь на интуицию кажется черезчур легкомысленным. Датчанин Йеспер Йуул говорит очень простые вещи. Иные — разумные, остальные не очень. Его первая книга «Компетентный ребенок» обошлась без единой рекомендации, родителям это было безразлично. И вдруг все заговорили о том, что ребенка нельзя не только наказывать, но и хвалить.

И такое говорит не только Йуул. Если моя дочь хочет показать мне свой рисунок, то максимум, что я могу, так это сказать: О, рисунок! Как интересно! Ты стала счастливой, рисуя картинку? Но это же неправильная коммуникация, я не такой, почему я должен притворяться? Родители должны точно подбирать каждое слово, прежде чем произносить его ребенку. Лишь бы не пристыдить его, не лишить уверенности в себе или подвергнуть гнету конкуренции. Проблема с экспертами в их морализаторстве. Они говорят родителям, что делать, а что нет. Родители в поисках ориентиров впитывают догмы и идеологии, от которых не так то просто потом избавиться.

О сверхопеке и ее последствиях

Сегодня родители и ведомство по делам несовершеннолетних (Югендамт) взаимно держат друг друга на мушке. В детском саду моего сына все дети должны носить шлемы уже при катании на санках!

Сверхопека. Если мы хотим получить этого компетентного ребенка, то ему нужно позволить ходить в школу одному. В возрасте шести лет ребенок уже способен к этому, даже в городе с большим движением транспорта. Родители не допускают этого, но в то же время предлагают ребенку принимать решения или обсуждать каждый вопрос наравне со взрослыми. Многие взрослые поступают противоречиво, совершенно не смысля в том, что подстегивает ребенка, продвигает в развитии, а что ложится излишним грузом.

Мы плохо готовим детей к взрослой жизни, дурача их, что с ними никогда не случится что-то плохое, что мы всегда существуем для них, что они — пуп земли. В своей психиатрической клинике я встречаюсь с молодыми людьми, которые пришел ко мне потому, что, к примеру, с ними рассталась подруга по причине смерти собаки. У них налицо трудности с тем, чтобы справляться с обычными переживаниями.

Мы перегнули палку. Мы уже не контролируем либерализацию, а тема равноправия стала одной из общественных догм. Все мы отдаем детей в ясли уже в возрасте одного года. Далее, матери и отцы работают по возможности равноправно, по возможности одинаково много, по возможности на равноценных позициях. Никто не должен быть у кого-то в хвосте. Работа — единственный путь, чтобы стать человеком. Мы это впитываем с младых ногтей. Родительство само по себе уже не ценность. Родители сразу должны решать, кто остается дома с ребенком и как долго, а кто продолжает работать.

Уже ни одна женщина не может позволить себе остаться дома. Обвинение будет чрезмерным. Она превратится в реакционную, старомодную изменницу своего пола.

О местоимении «Хен»

Местоимение в шведском лексиконе, с которым взрослые должны избегать говорить о ребенке «он» или «она».

Это жестокое обращение с детьми, к счастью, практикуемое пока лишь в нескольких детских учреждениях. Эта уравниловка игнорирует все научные знания о биологическом развитии детей. У нас колоссальная проблема с юношами подросткового возраста (тинейджерами). Они уже не справляются самостоятельно со школьными делами, потому что с ними больше не обращаются, как с мальчиками.

Проблема и в наших учителях. Их авторитет ничтожен. Дети не считают нужным слушаться их, раз не слушаются и собственных родителей. Как следствие, падение результатов. Согласно исследованию Pisa шведские школьники лидируют по части прогулов уроков, оскорблений учителей и вандализма. И не забудьте: по части самоуверенности!

Да, и эти дети — «пупы земли» становятся потом взрослыми, и приходят, например, на шведское телевизионное шоу «Идол». Там ищут певческие таланты, которые завтра станут суперзвездами. И вот они приходят туда, и вообще не могут петь. Но они даже не знают этого. Жюри, оправившись от изумления, спрашивает: тебе что, никто никогда не говорил, что ты не умеешь петь?

А родители не хотели травмировать бедное дитя. Так и вырастают дерзкие паршивцы, идущие в мир с совершенно искаженной картиной о собственных способностях. Фокусировка только на ребенке — не самый лучший метод воспитания в мире. Если бы это было так, наши дети любили бы нас больше, чем кто-либо где-либо кого-либо в мире. Но это не так. Как только мы стареем и дряхлеем, они сдают нас в дом престарелых. В остальных странах семьи живут вместе, потому что родители и в пожилом возрасте еще ценятся.

Татьяна Исаева, директор Музея женской и гендерной истории, комментирует WоMo, насколько использование местоимения «хен» оправдано с точки зрения гендерного равенства

Да, я слышала, что в Швеции появился новый подход, подразумевающий использование слова «хен», и видела книжки с таким описанием. Но я не разделяю эту точку зрения. И тут есть несколько моментов. Во-первых, нужно уточнить правила шведского языка. «Хен» — это не оно, это что-то типа «дитя». Но, например, в русском языке ну никак не спросишь, обращаясь к ребенку, обойдя его пол: «Что ты сделал? Что ты сделала?», даже, если мы будем обращаться словом среднего рода: «А ну-ка, дитя, скажи, что ты сделал (а)?» и т. д. А, во-вторых, и это абсолютно точно, далеко не все в Швеции разделяют такой подход. Шведы очень разные. Но вот чем они отличаются, так это толерантностью. Они действительно не сделают замечания, не устроят и не вступят в разборку. Думаю, что ни в каком обществе не может наступить полного и абсолютного равенства всех. Это — утопия.

Другое дело, государство должно создать условия, в которых все люди без исключения должны получить возможность реализовать с ответственностью свой потенциал на благо себе и обществу. И себе в первую очередь. Ведь если ты не можешь сделать хорошо себе, как ты сможешь сделать хорошо другим? А общество не должно мешать и навязывать: «Делай так только потому, что ты — девочка или мальчик».

womo.ua

Шведский психиатр: «Так мы выращиваем дерзких паршивцев»

Владельцы заведений в Стокгольме сыты по горло детьми, не умеющими себя вести. Одно кафе даже запретило вход для семей [с детьми]. И это в чадолюбивой Швеции.

Всегда находятся дети, которые орут, проливают напитки, носятся по помещению или при температуре минус пять градусов открывают входную дверь настежь. Родители сидят рядом, и даже не думают вмешиваться.

Родителям очень неприятно, когда критикуют их детей. Раньше наше общество было обществом взрослых людей. Были единые ценности касательно вопросов воспитания. Если ребенок вел себя неприлично, к нему подходили и говорили: прекрати! Такой согласованности больше нет. Мы, взрослые, теперь отвечаем не друг за друга, а лишь за своих детей.

Читать еще:  Можно ли выращивать помидоры в домашних условиях?

Либеральное воспитание как метод провалилось. Потому что родители больше не ведут себя как ответственные взрослые. Они полагают, что должны быть лучшими друзьями своих детей. Они ставят себя на одну ступень с детьми, не отваживаясь перечить им и устанавливать границы. Они больше не принимают никаких решений, а хотят быть такими же крутыми, продвинутыми бунтарями, как их дети. Теперь наше общество состоит только из одних тинейджеров.
Я не нахожу, что семья вообще должна быть демократическим институтом. Отношения между взрослыми и детьми всегда асимметричны. Это отношения мастера и ученика. Один учит, другой слушает. Родители могут лучше оценивать обстоятельства, потому что у них больше опыт, они больше знают. Они и должны устанавливать правила.

Родители изумляются тому, что их дети усталые, раздраженные, гиперактивные, но им не приходит в голову мысль отправить чадо спать пораньше или запретить тинейджеру полночи торчать перед компьютером.

Мы перегнули палку. Мы уже не контролируем либерализацию, а тема равноправия стала одной из общественных догм.

шведский психиатр, автор книги «Дети у власти. Чудовищные плоды либерального воспитания»
Читать полностью: cont.ws

Если я прыгну с утеса и, падая, попрошу милосердия – мне это не поможет. Я все равно упаду и разобьюсь. И ребенок должен понять: если ты преступил закон – не жди милосердия. Я должен его этому научить, иначе жизнь его этому научит. Он должен знать, что за какой-то границей есть наказание. И эти границы не я устанавливаю, я только показываю ему их: «Осторожно! Не выходи за дозволенные рамки!» Я должен рассказать ему, как я оберегаю себя, чтобы не упасть с горы и не утонуть в реке, где опасно, горячо, холодно, электрический ток и тому подобное. Так же и относительно общества я не могу делать все, что мне вздумается, иначе меня побьют или убьют. Ребенок должен все это знать. Если же вы будете все ему разрешать, и он будет думать, что все позволено, ему придется страшно страдать в жизни – у него не будет тормозов. Избалованный ребенок – это несчастный ребенок.

www.myjulia.ru

паршивцы

Умом котейку не понять: логику этих пушистых паршивцев не реально объяснить

Люди рассказывают, как пьют их коты. Телеграф 19.06.2019 10:24

  • Метки:
  • паршивцы
  • • аршин
  • • экзерсисы
  • • нахалы
  • • пользовательница

Держитесь подальше от кошек! Они еще те паршивцы. У нас здесь подборка непослушных котиков, которые поднимут вам настроение. Новости N 02.06.2017 12:42

Без кота и жизнь не та: прикольные фотки домашних любимцев

Держитесь подальше от кошек! Они еще те паршивцы. У нас здесь подборка непослушных котиков, которые поднимут вам настроение. Online.ua 01.06.2017 16:49

Смешные фото, которые доказывают, что коты — настоящие засранцы

Пушистые умеют испортить жизнь всем, кто их окружает. Держитесь подальше от кошек! Они еще те паршивцы. Пушистые умеют испортить жизнь всем, кто их окружает. Хотя делают они это не со зла, а в силу своего кошачьего. Телеграф 01.06.2017 03:27

Быть смыслом жизни — непосильная ноша для ребенка

Марина Ярдаева о том, почему, вырастая, наши дети не взрослеют

Просто какая-то эпидемия — все бросились редактировать собственным детям их вчерашнее счастливое детство. Все самые прогрессивные, разумеется. Теперь в моде детство трудное — то самое, что с деревянными игрушками.

Еще вчера в семьях кричали: «Все лучшее детям!» Еще вчера развивали и развлекали детей до упаду, обряжали их в дизайнерские ползунки, дарили гаджеты на первый день рождения, возили в детский сад на другой конец города, потому что там демократичный реджио-подход, и в самую дорогую гимназию, где учителя пляшут вокруг любимого чада с бубнами…

Еще вчера родители были своим детям лучшими друзьями: с трехлетками разглагольствовали за жизнь и о феномене свободы воли, с семилетками вместе весело колотили посуду и рисовали на обоях. И вот нате вам — ребенок должен знать свое место, должен знать цену вещам и удовольствиям, должен быть приучен к труду и уметь пользоваться овощечисткой, должен понимать, что взрослые — тоже люди.

Что случилось? Радоваться или наоборот? Это кризис так людей напугал или это — реальный переворот в сознании? А если переворот, то к чему? Это крах религии детоцентризма? Родители, наконец, вспомнили о себе?

В прошлом году вышла книга шведского психиатра Дэвид Эберхарда с ну просто провокационным названием «Дети у власти. Чудовищные плоды либерального воспитания». В сети она была проанонсирована интервью с не менее провокационным заголовком: «Так мы выращиваем дерзких паршивцев».

У многих российских читателей случился культурный шок. Невозможно было поверить, что эта волна идет оттуда — из цивилизованной Европы.

Про то, что «шестилетний ребенок способен ходить в школу без сопровождения даже в городе с большим движением транспорта», читали как откровение.

Подробнее:

Почему впору вводить закон об оскорблении чувств чиновников

Равно как и про то, как странно «не допускать этой самой простой самостоятельности, но в то же время предлагать ребенку принимать решения или обсуждать каждый вопрос наравне со взрослыми». И вроде бы ничего нового, но многие были поражены.

Впрочем, со «многими» я погорячилась. Подавляющее большинство об Эберхарде и слыхом не слыхивали. На самом деле эти «многие» просто столкнулись с дерзкими паршивцами воочию, истина открылась без посредников.

Так совпало, что у нас, в новой России, как раз выросло первое поколение «цветов жизни», без меры удобренное философией «все для детей». Пусть только у малой части ставших родителями в середине девяностых эта философия была подкреплена реальными возможностями купить все, что хочется, свозить туда, куда хочется. Но их пример был столь заразителен, что другие тянулись из последних сил, себя забывали, «чтобы хоть дети пожили». А в нулевые, им на радость, стали доступны кредиты — деткам на институты, на машины к совершеннолетию.

И вот родители вдруг увидели — дети хоть и выросли, да что-то вот не повзрослели. Тот самый случай, когда поднять подняли, а разбудить забыли.

Современные двадцатилетние оказались чудовищно инфантильны. Больше того, они несут свой инфантилизм с гордостью, как свободу от предрассудков, а весь мир им тотально должен: от родителей, которые обязаны обеспечить хорошим образованием и отдельным жильем, до работодателей, которые спят и видят, как бы одарить их огромным окладом и кучей бонусов за какие-то абстрактные таланты. Портрет современных подростков тоже не радует взора.

В прошлом году как раз провели исследование «Ценностный атлас России». Помимо прочего изучали психологию 14–19-летних. С ценностями все хорошо.

Они за разумное, доброе, вечное и вообще за все хорошее, а вот с ориентацией на будущее — просто швах. Они не знают, кем быть.

Перебирают наобум: можно музыкантом, можно стоматологом. Но чаще пишут, что еще «маленькие, чтобы думать об этом». Дали им задание перечислить за минуту столько профессий, сколько успеют, — и к стоматологу с ветеринаром они присовокупили сутенера, сатаниста, бандита и безработного.

Подробнее:

Елена Шахновская о том, почему британская «Война и мир» лучше русской

Психолог из Петербурга Екатерина Мурашова тоже провела свое частное исследование, предложила подросткам закончить фразу «Я хочу стать взрослым, чтобы. ». Из 150 участников почти у половины (42,8%) никаких «чтобы» за душой не оказалось. Им и так нормально. Психолог сверила эти цифры с ответами из собственной школьной анкеты 40-летней давности — тогда взрослеть не захотел только один из опрошенных. Екатерина Мурашова поделилась своими наблюдениями на «Снобе», и что там началось, какая дискуссия.

Читать еще:  Самый хороший сорт помидоров

Первый же комментарий привел в замешательство.

«Мы с мужем планируем постепенно ухудшать условия проживания в нашем доме. Как говорит муж — если им будет слишком хорошо, они никогда не уйдут». Каким-то, знаете, повеяло холодом, неуместной расчетливостью. Специально, искусственно ухудшать условия. Чем это лучше беспрестанного развлечения по обязанности, из чувства извращенной любви, в финале выстреливающей сакраментальным «всю жизнь на тебя положили, а ты неблагодарный!»?

Но это оказалось только началом. Дальше ответственные родители перешли к обсуждению практических вопросов: по какой методе лучше всего тренировать детей пользоваться стиралкой и овощерезкой, сколько вообще учебных домашних часов требуется для овладения искусством чистки картофеля. Потом пришли к мысли: дабы от курса молодого бойца ничего уже не отвлекало, надо перекрыть бойцам подступы к телевизору, компьютеру и всем гаджетам. Дальше, правда, вспомнили, что интернет нужен для выполнения школьных уроков, и стали ломать головы, где найти такого аса-программиста, что поставит самые правильные контент-фильтры.

Еще многие озаботились поиском школ, где уроки труда не заменили компьютеризированной технологией.

И вообще теперь в приоритете школы попроще и построже.

Они, понятно, отыщутся опять где-нибудь в лучшем случае через пять кварталов, но только не рядом с домом. Правда, мама уже не повезет с комфортом на машине, теперь школьник будет трястись на общественном транспорте. Но обязательно со специальным маячком в мобильнике. И пока красная точка на карте не достигнет цели, мама ни за что не займется своими делами.

В общем, ничего не случилось. Родители сменили одну замороченность на другую: душили сверхопекой, теперь додушат прессингом и контролем.

Детям по-прежнему навязывается эта непосильная ноша — быть смыслом жизни своих родителей.

А свободы как не было, так и нет, ни у родителей, ни у детей. А ведь свобода — это, кажется, и есть то самое потерянное нечто, тот самый секрет гармоничного развития и взросления.

У детей больше нет свободного времени — этого жизненно необходимого зазора, в котором обычная здоровая скука конвертируется в умение занять себя интересным делом. Зазора, в котором это самое дело познается путем проб и ошибок. У них нет свободы самим убедиться, что бестолковый треп в соцсетях оборачивается вечной запарой с домашкой, а запара — мозговыносом учителей.

У детей больше нет свободы выбирать друзей во дворе и свободы валять с ними дурака вечерами после уроков. Друзья же почти у всех живут в соседних районах, по месту школы. С ними чтоб встретиться, надо напрягать предков, чтоб те позвонили предкам друзей и обсудили, кто кого куда подвезет, в какое время, чтобы всем-всем-всем было удобно. И, конечно, взрослые еще запарятся над программой вечера и в конце концов родят такую, что хоть вой с тоски. Да ну его — такой головняк. Ну ее — такую свободу.

Подробнее:

Иван Козлов о том, как бороться с безумием окружающих людей

Дошло до того, что у детей нет свободной возможности просто по-детски победокурить: они уже не узнают, как красиво, но опасно горят аэрозольные дезодоранты и как эффектно, но подло взрываются презервативные бомбочки. Родители теперь всегда начеку. Лишив свободы любимых чад, они не забыли и о себе — они давно избавили себя от права жить своей жизнью. Той жизнью, из которой их же дети только и могут извлечь естественный, пусть даже непедагогичный, пример.

Какая разница, чем заменяется этот живой пример: нескончаемыми развивающими играми с аниматорами или муштрой по методе «матери-тигрицы» Эми Чуа?

Какая разница вообще, какая метода пользуется, если в ее основе только неуверенность, тревожность, зашоренность, страх?

А ведь это страх так и сквозит в комментах, внезапно взявшихся за головы родителей. Просто раньше они писали, что «в их время родители ни с кем не церемонились» с сожалением и обязательным уточнением «у моего ребенка будет все». А теперь они вспоминают о том же самом, но с интонациями «с нами не цацкались, и ничего, выросли», ну и с классическим на все времена «да мы в их годы. ».

Раньше они заваливали детей теми благами, о которых сами когда-то только мечтали, а сейчас кинулись спасать — как бы детки этими благами не подавились, как бы эти блага не сделали их несчастными в таком жестоком взрослом мире. Но бросились-то с тем же рвением.

m.gazeta.ru

Как вырастить паршивца

Почему в современном обществе любовь к детям оборачивается тем, что они не готовы к взрослой жизни

С легкой нотой влюбленности во все импортное, которая была свойственна нам во времена СССР, мы почему-то и сегодня смотрим на западный опыт, мол, там-то лучше, чем у нас. Олигархи посылают своих чад учиться в вузы и школы за пределами России, мамы с восторгом читают статьи о системе образования во Франции или Швеции – вот, дескать, как надо, а в наших школах «одни дебилы» и учителя невежественные. И вообще, воспитывать детей надо не так, как диктует идущая из глубины веков традиция, а так, как советуют взращенные на западном опыте специалисты.

Но так ли там, на дивном Западе, все замечательно в области образования и воспитания? Портал vospitaj.com опубликовал интервью со шведским психиатром Дэвидом Эберхардом «Так мы выращиваем дерзких паршивцев». Предлагаем его вашему вниманию (в сокращении).

Мы беседуем с Дэвидом Эберхардом в его квартире в центре Стокгольма. Дети еще в школе и детсаде. Дэвид достает из шкафа четыре написанные им книги. Его любимые темы – воспитание, стремление общества к защищенности и помешательство взрослых на безопасности.

– Когда вы в последний раз были со своими детьми в ресторане?

– Совсем недавно. Почему вы спрашиваете?

– Потому что владельцы заведений в Стокгольме сыты по горло детьми, не умеющими себя вести. Одно кафе даже запретило вход для семей с детьми. И это в чадолюбивой Швеции.

– Я прекрасно понимаю, о чем речь. Всегда находятся дети, которые орут, проливают напитки, носятся по залу или открывают входную дверь настежь. Родители сидят рядом и даже не думают вмешиваться.

– Почему тогда детей не урезонивают другие?

– На это никто не решается. Родителям очень неприятно, когда критикуют их детей. Раньше наше общество было обществом взрослых людей. Были единые ценности в вопросах воспитания. Если ребенок вел себя неприлично, ему говорили: прекрати! Такого больше нет.

– В своей книге «Дети у власти» вы утверждаете, что либеральное воспитание как метод провалилось. Почему?

– Потому что родители больше не ведут себя как ответственные взрослые. Они полагают, что должны быть лучшими друзьями своих детей, ставят себя на одну ступень с ними, не отваживаясь перечить им и устанавливать границы. Они больше не принимают никаких решений, а хотят быть такими же крутыми, продвинутыми бунтарями, как их дети. Теперь наше общество состоит только из одних тинейджеров.

– То есть родители позволяют детям диктовать, чем питаться и что смотреть по телевизору?

– Да. Родители приходят вечером с работы усталые и готовят то, что нравится ребенку, потому что не хотят вступать с ним в дискуссию. Они позволяют ему сидеть за телевизором дольше, чтобы побыть в покое. Проводят отпуск там, где дети будут заняты, хотя без детей ноги бы их там не было. Я не говорю, что это неправильно. Я говорю: жизнь родителей не должна вращаться лишь вокруг ребенка. Нет никаких научных доказательств тому, что это как-то положительно влияет на будущее детей, что они становятся более успешными во взрослой жизни.

Чего боятся родители

– У вас самого шестеро детей. Кто устанавливает правила в семье?

– И нет никаких демократических семейных структур?

– Я не считаю, что семья должна быть демократическим институтом. Отношения между взрослыми и детьми всегда асимметричны. Это отношения мастера и ученика. Один учит, другой слушает. Родители могут лучше оценивать обстоятельства, потому что у них больше опыта, они больше знают. Они и должны устанавливать правила.

– Многие обсуждают высказывание Папы Римского о приемлемости легких шлепков как метода воспитания. А что думаете вы?

– В этом вопросе совершенно не согласен с ним. Для детей важно, чтобы они были воспитаны так, чтобы соответствовать ценностям и нормам общества, в котором живут. Детей, выросших в обществе, где шлепки приняты за норму, это не столь травмирует. Но родители на Западе сейчас боятся всего, полагая, что даже малейшая критика может травмировать ребенка. Они больше не считают нужным сказать дочери в пубертатном периоде: не ешь так много шоколада, иначе растолстеешь. Потому что боятся, что девочка ударится в другую крайность – анорексию. Но мы вполне можем что-то требовать от детей, они выдержат это. Не стоит обращаться с ними как с фарфоровыми куклами.

Чтобы усилить жизнестойкость детей, нужно с малых лет учить их справляться с неприятностями.

– Многие родители мечтают о местах, в которых живут герои повестей Астрид Линдгрен.

– Да, шведы влюблены до безумия во все эти идиллические картины. Но подумайте над тем, как растут дети в этих книгах. Они целый день бродят туда-сюда, без присмотра, без шлемов и шляп от солнца. Михель привязал свою сестренку Иду на верхушке флагштока. А Лотта каталась с братьями-сестрами на крыше автомобиля. Теперь это все стало совершенно немыслимо. Сегодня родители и ведомство по делам несовершеннолетних взаимно держат друг друга на мушке. В детском саду моего сына все дети должны носить шлемы при катании на санках!

– Что плохого в желании защищать детей?

– Сверхопека. Если мы хотим получить компетентного ребенка, ему нужно позволить ходить в школу одному. В возрасте шести лет ребенок уже способен к этому, даже в городе с большим движением транспорта. Родители не допускают этого, но в то же время предлагают ребенку принимать решения или обсуждать все вопросы наравне со взрослыми. Многие взрослые поступают противоречиво, совершенно не смысля в том, что подстегивает ребенка, продвигает в развитии, а что ложится излишним грузом.

Мы плохо готовим детей к взрослой жизни, дурача их, что с ними никогда не случится что-то плохое, что мы всегда существуем для них, что они – пуп земли. Ко мне в клинику пришел один молодой человек, потому что с ним рассталась подруга: он так сильно переживал смерть своей собаки, что забыл про девушку. Налицо трудности с тем, как справляться с обычными переживаниями.

Читать еще:  Выгодно ли выращивать индюков в домашних условиях

Родители часто ищут медицинские ответы на свою беспомощность. И диагноз «синдром дефицита внимания с гиперактивностью» они восприняли с облегчением, потому что получили объяснение поведению ребенка и могли далее уже не обвинять самих себя. Родители изумляются тому, что их дети усталые, раздраженные, гиперактивные, но им не приходит в голову мысль отправить чадо спать пораньше или запретить ему полночи торчать перед компьютером.

– «Хен» – личное местоимение среднего рода – стало официальным в шведском лексиконе, чтобы не говорить о ребенке «он» или «она».

– Это жестокое обращение с детьми, к счастью, практикуемое лишь в нескольких детских учреждениях. Эта уравниловка игнорирует все научные знания о биологическом развитии детей. У нас колоссальная проблема с юношами подросткового возраста. Они уже не справляются самостоятельно со школьными делами, потому что с ними больше не обращаются как с мальчиками.

– Поэтому шведские школы так упали по сравнению с международным уровнем?

– Не только. Проблема и в наших учителях. Их авторитет ничтожен. Дети не считают нужным слушаться их, раз не слушаются собственных родителей. Как следствие – падение результатов. Согласно исследованию Pisa шведские школьники лидируют по части прогулов уроков, оскорблений учителей и вандализма. И по части самоуверенности!

Это типично для детей, постоянно находящихся в центре заботы и внимания. И эти дети – пупы земли становятся взрослыми и приходят, например, на телешоу «Идол». Там ищут певческие таланты, которые станут суперзвездами. Они приходят туда, вообще не умея петь. Но они даже не знают этого. Жюри в изумлении спрашивает: тебе никто никогда не говорил, что ты не умеешь петь?

– Его родители были слишком трусливы?

– Они не хотели травмировать бедное дитя. Так и вырастают дерзкие паршивцы, идущие в мир с совершенно искаженной картиной о собственных способностях. Фокусировка только на ребенке – не самый лучший метод воспитания в мире. Если бы это было так, наши дети любили бы нас больше, чем кто-либо где-либо кого-либо в мире. Но это не так. Как только мы стареем и дряхлеем, они сдают нас в дом престарелых. В остальных странах семьи живут вместе, потому что родители и в пожилом возрасте еще ценятся.

vladnews.ru

Шведский психиатр: «Из рук вон плохо воспитываете детей, товарищи! Ребенок — не фарфоровая кукла…»

Метки

Современных детей воспитывают гораздо мягче, чем воспитывали нас. Строгое воспитание осталось в прошлом. Методы становятся всё более либеральными, родители пытаются стать для ребенка больше другом, чем наставником, а о наказании за проступок говорят как о психической травме для ребенка. Но способны ли такие методы подготовить ребенка к реальной жизни?

Шведский психиатр и автор нескольких книг Дэвид Эберхард считает, что либеральное воспитание вредит и детям, и родителям. И «Так Просто!» делится с тобой его взглядом на эту проблему.

Современные методы воспитания

Известный психиатр считает, что нынешнему поколению не хватает строгости и жесткости воспитания. Родители становятся заложниками общества, в котором ребенок возносится на пьедестал. Из-за этого вырастает целое поколение избалованных, инфантильных детей, у которых нет ни капли уважения к взрослым. Они не готовы жить в реальном мире, не готовы мириться с его законами, ведь в реальной жизни всё не так, как было в детстве.

Сам Эберхард сейчас воспитывает восьмерых детей, так что его выводы сделаны явно не на пустом месте. В прошлом году на русском вышла его нашумевшая книга «Дети у власти», которую мы рекомендуем прочитать всем родителям.

Вот к чему приводит либеральное воспитание, когда родители не наказывают детей, а разрешают им всё, на что те укажут пальцем. Родители перестали вести себя как ответственные взрослые. Они стараются быть друзьями своим детямй, отчаянно пытаются быть идеальными, не отваживаясь перечить или устанавливать границы. Но у кого в таком случае ребенок должен учиться?

© DepositPhotos

И пусть в нашей стране таких семей пока не так много, но их станет больше, ведь европейские течения понемногу доходят и до нас. Тем не менее уже сейчас многие узнают себя в этом портрете.

Родители неохотно выносят проблемы с воспитанием из семьи, им постоянно кажется, что для своего ребенка они делают недостаточно. Они приходят уставшие с работы и готовят на ужин то, что хочет ребенок, только чтобы не вступать с ним в дискуссию. Позволят ребенку подольше посидеть возле телевизора по той же причине.

© DepositPhotos

Дэвид Эберхард говорит по этому поводу: «Я не говорю, что это неправильно. Я говорю лишь, что жизнь родителей не должна вращаться только вокруг ребенка. Нет никаких научных доказательств тому, что это как-то положительно влияет на будущее детей, что они становятся более успешными или беззаботными во взрослой жизни».

Психиатр считает, что семья вовсе не должна быть демократичной. Отношения между взрослыми и детьми — это отношения мастера и ученика. Тут не может быть демократии, тут один учит, а другой слушает. Родители старше, у них больше опыта и знаний, поэтому именно они и устанавливают правила.

© DepositPhotos

Дети не фарфоровые куклы, и не нужно к ним так относиться. Их нужно готовить к реальной жизни, где всё обстоит несколько иначе. Критика, замечания, наказания — всё это нужно детям.

Эберхард говорит: «Родители на Западе боятся сейчас всего, полагая, что даже малейшая критика может травмировать ребенка. Они больше не считают нужным сказать дочери в пубертатном периоде: “Не ешь так много шоколада, иначе растолстеешь”, — потому что боятся, что девочка тут же ударится в другую крайность вплоть до анорексии. При этом мы вполне можем что-то требовать от детей, они выдержат это».

© DepositPhotos

Нет ничего плохого в желании защитить ребенка, оградить его от опасностей и разочарований. Вот только есть огромный риск с этим переборщить. Сверхопека пагубно сказывается на детях.

Психиатр говорит: «Если мы хотим получить компетентного ребенка, то ему нужно позволить ходить в школу одному. В возрасте шести лет ребенок уже способен на это, даже в городе с интенсивным движением транспорта. Родители не допускают этого, но в то же время предлагают ребенку принимать решения или обсуждать каждый вопрос наравне со взрослыми».

© DepositPhotos

Родители совершенно не готовят детей к взрослой жизни, дурача их тем, что с ними никогда не случится ничего плохого, что всё и всегда будет хорошо, а они пуп земли. Из таких детей вырастают дерзкие паршивцы, которые не могут реально оценить свои способности, ведь родители никогда не говорили им, что они делают что-то плохо. Конечно же, ты сам решаешь, как правильно воспитывать детей. Вот только фокусировка на ребенке — не самый лучший метод воспитания в мире.

Не нужно переходить из одной крайности в другую и тут же начинать третировать ребенка, наказывать по мелочам. Нет, нужно просто найти золотую середину. К каждому ребенку нужно найти индивидуальный подход, свою методику воспитания, которая поможет вырастить достойного и хорошего человека.

А что ты думаешь по этому поводу? Считаешь ли ты, что либеральное воспитание разрушает детей? Делись с нами в комментариях!

комментария 4

Я живу в Германии и то о чем автор говорит мне очень знакомо. Я считаю что родители просто обязаны учить детей к реальной жизни. К сожалению в Германии очень либеральгая система воспитания. Т граница между ребенком и родителем во многом стерлась. Дети приходят со школы и заявляют о своих правах, а что у низ есть обязанности их этому учат мало. Голос повышать на ребенка нельзя а то они мгновенно могут пожаловаться в организацию по защите детей. И становится родитель заложником системы, работодатель требует свое, а детей надо хвалить даже если они этого не заслуживают. Сейчас это увидели что такой метод воспитания введен и родителям и потом самим детям, но Германия уже имеет испочченное поколение и просто так это уже не исправить. Опять же таки пытаются все повесить на родителей, мол их вина. Я не согласна с этим. Наведу такой пример. Ребенок сидит за комп ютером постоянно что перерастает в зависимость. Родители всячески пытаются это ограничить, но ребенок их игнорирует, потому что свои права хорошо пользует. Потом родители обращаются втуже организацию по защите детей. Те тоже на ничто не способны. Говорят, мол если он сам не хочет на терапию мы его силой не заставит. А виноваты мол вы сами, зачем комп ютер купили? Школа вся на ком пютерах, а зачем купили? Лучшего аргумента не нашли. Спрашиваю, а если тот кто специально дома подбирает, вы его тоже спрашиваете кто ему впервые спички дал? Заберу у него ком пютер, то он идет к другим детям, а там какой бедный ребенок и какие плохие родители. Эта система предлагает вседозволеность и никаких рамок. И здешние дети это знают. Они и так говори » а мне за это ничего не будет». Тоесть идет сознательно использование гуманности. Многое можно на эту тему еще сказать. Рыба начинает понять с головы и искать причины надо и в системе в первую очередь, естественно и в семье. Все взаимосвязано. Сегодняшнее поколение утратило чуство ценности и уважения

Это не первая статья автора «ниочем», а вернее на тему, которой автор совершенно не владеет. Зачем браться за то, в чем не смыслишь?

… И еще: только родители могут решать, позволить их ребенку одному идти в школу в 6 лет или нет. Все зависит от того, где находится школа, какое там движение на улице. Один ребенок справится с этой задачей, а другой еще сильно легкомысленный и ему нужно для такого самостоятельного шага еще подрасти.

Не могу согласиться с автором. Извините за прямоту: плохо вы собрали информацию для своей статьи. Много написано обо всем и информация вся, как ванна с мыльными пузырями. Либерализм в воспитаниии детей это не европейское течение (ни в Шведции, ни во Франции такого течения не было). В годы «рыночного чуда» в Германии распространилась такая тенденция в воспитании: родители и учителя желали стать для детей другом. Но эта тема для Германии уже давно не актуальна. Такой вид воспитания устарел и пользуется спросом только у тех, кто не созрел для родительской роли. Родители в Европе знают, что они ответственны за то, что делают их дети. И поэтому не могут дети принимать решения за своих родителей. Я не знаю, от куда у автора такие данные о семьях на западе, и что это вообще за такая семья, которая на западе? О ком идет речь? Может Вы пишите о навернутых русских в Москве. И я тоже видела репортажи : о глупых родителях и их глупых детях! И стоит это того, чтоб о них писать статью?

takprosto.cc

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector