Нелегалы из Китая выращивают помидоры за неделю

Нелегалы из Китая выращивают помидоры за неделю

Популярное

Астрологи назвали 6 знаков зодиака, которые скоро разбогатеют

Три знака зодиака, которых ждет удача в финансах в конце июня

В волгоградском овраге нашли щенка с платочком на шее

Китайцев называют муравьиным племенем. И не потому, что в Поднебесной их миллиард. А потому что здесь, в волгоградских степях, незаконные мигранты из КНР живут в вырытых ими подземных домах-муравейниках. А трудится эта орда в теплицах, где выращивает с помощью китайской «химии» томаты-акселераты. Всю правду о том, как выращиваются овощи нелегалами в Волгоградском регионе, узнавали корреспонденты «Вечернего Волгограда.ру»

Под Волгоградом существуют целые «деревни» мигрантов. Их регулярно накрывают сотрудники регионального УФМС, нелегалов выдворяют за пределы России, но меньше их не становится. Между тем незаконная миграция создает целый клубок социальных, экологических и экономических проблем.

Сколько всего нелегалов в регионе, не знает никто. Эксперты говорят о тысячах. Так, по данным правительства Волгоградской области, в среднем за год в регионе трудится от 30 до 40 тыс. граждан из стран СНГ. При этом у 1500-2000 иностранных граждан и лиц без гражданства выявляются нарушения при осуществлении трудовой деятельности. Официально же с начала года в нашей области было выявлено 715 незаконно находящихся в России лиц. Львиную долю незаконных мигрантов на территории региона составляют граждане Узбекистана и Поднебесной, «бронзу» в совсем мизерном количестве удерживают уроженцы Таджикистана.

– Китайцы жилища выкапывают прямо в земле, – рассказывает Алексей Солохин, начальник отдела иммиграционного контроля УФМС по Волгоградской области . – Дно ямы утепляют настилом из досок или соломы, а пространство этой норки – полиэтиленом или одеялами. Готовят на плитке с газовым баллоном, делают вытяжку для дыма. Причем делают хитро, выхлоп никогда не находится рядом с жилищем, часто дымок «курится» в 100-200 метрах от места обитания.

Нелегалы могут жить в своих домах-норках круглый год. У китайцев есть и еще одна особенность – «бригадиры», или «смотрящие». Это уроженцы КНР, получившие российское гражданство. На дорогих авто в белых костюмах они ездят по помидорным плантациям, проверяют ход работ. Иногда выполняют и карательные функции.

«Основной приток граждан Китая в Волгоградскую область, как правило, происходит с Дальнего Востока, – продолжает Солохин, – причем приглашающей стороной выступают одни и те же фирмы-однодневки. Почему они не попадают в поле зрения правоохранителей, для меня загадка».

«Химические» томаты

Говорят, что китайцы могут ввезти в карманах трактор и на месте его собрать. Но трактор – это полбеды. Вместе с гражданами из КНР сюда едут семена и загадочные химикаты, благодаря которым у томата от завязи до созревания проходит около полутора недель.

«В прошлом году обратил внимание, что у мигрантов руки красные, – рассказывает Солохин. – Через переводчика спрашиваю, мол, что это. А он подводит к ведру, окунает туда зеленый помидор и отвечает, что завтра этот помидор будет красным. Это вещество, которое позволяет созревать за сутки. Представляете, а потом мы все это едим!? К сожалению, процесс доказывания нанесения вреда здоровью именно этим веществом или удобрением сложнодоказуем. В прошлом году взяли образцы почвы, воды и пытались провести исследования, что же это за вещество. Наши коллеги из криминалистической службы такими методиками не обладают. Роспотребнадзор по региону эти иследования не проводит. Мы нашли организацию, которая проводит подобный анализ, но… за деньги. В бюджете на это денег не заложено, а исследование недешевое, один анализ почвы или воды порядка 5-10 тысяч рублей».

Так что же это за волшебное средство? Год назад специалисты ФГБУ «Россельхозцентр по Волгоградской области» не смогли ответить на этот вопрос, сославшись на отсутствие оборудования. За год ничего не изменилось.

– Вещества, что используют китайцы, наша станция защиты растений даже проверить не может, – рассказывает старший научный сотрудник сектора экологической мелиорации органо-почвенных технологий ГНУ НИИММП Россельхозакадемии Виктор Михайлович Кононов . – Особенно к применяемой химии чувствительны овощи – их корневая система не успевает переработать так активно добавляемые удобрения. В итоге все это уходит в растение, а оттуда в организм человека. Все эти нитраты, пестициды, яды от вредителей и стимуляторы роста могут привести к болезням крови в нашем организме.

По словам эксперта, в земле эта «таблица Менделеева» разлагается около трех лет, поэтому должна быть система очистки поля севом растений, которые восстанавливают микрофлору почвы. Это топинамбур или наши степные травы, например донник или люцерна. В советские временам люцерны в области высеивалось около полумиллиона га. Сейчас же этого никто не делает. «Есть и еще одна проблема – тысячи квадратных метров пленки от теплиц, которые мигранты бросают в нашей земле и которая потом заражает почву. Для решения всех этих проблем нужен жесткий контроль со стороны станции защиты растений», – подытожил Кононов.

Устранение конкурентов

– Нелегалы приезжают к нам, чтобы заработать денег побольше и побыстрее, – рассказывает председатель комиссии областной общественной палаты по АПК Сергей Бельский. – Что они для этого делают? Берут землю, щедро удобряют ее пестицидами, химикатами, не всегда разрешенными нашим законодательством. Используют стимуляторы роста. Трудозатрат – минимум, урожая – максимум. За лето нелегалы получают 3-4 урожая, а наши дачники и сельхозпроизводители получают 1 урожай, не разгибая при этом спины.

При этом за счет дешевого, практически рабского труда и «химии» они отчаянно демпингуют, уничтожая добросовестных местных производителей на рынке.

– Я даже не знаю, остались ли на рынке наши производители томатов при таком положении дел, – рассуждает фермер, овощевод из Среднеахтубинского района Александр Соловьев. – Если у честного добросовестного производителя томатов себестоимость продукции будет где-то 25-30 руб за кило, то у нелегалов 3-10 руб за кило. Плюс урожайность у них в четыре раза выше из-за «химии». Кто ж выживет при такой конкуренции? Причем они хитрые такие. Как-то один фермер купил у китайца чудо-семена. На первый год они взошли, но урожайность была выше обычной в два раза. А на второй год взошло только 20%. Так вот тихой сапой они убивают конкурентов. В области работает 8-10 бригад, сотни гектаров покрыты пленкой. Это серьезная проблема, и если Россельхознадзор не ужесточит контроль, я не знаю, что мы будем с вами есть.

Головная боль УФМС

Так куда же деваются нелегалы? Раньше они размещались в спецприемниках полиции, а с 1 апреля их размещение до разбирательства и выдворения – головная боль УФМС. Сейчас в Краснослободске открыт Центр временного содержания нелегалов, рассчитанный на 52 места. В мае начнется реконструкция большого центра на базе 18-й больницы в Дзержинском районе. Этот центр будет рассчитан на 150 мест. За то время пока нелегалы находятся в центре, их содержит государство. Фактически и отправку домой незаконных мигрантов тоже берет на себя бюджет (а например, только один билет до Китая стоит порядка 50 000 рублей!). Более того, есть и такие ушлые нелегалы, кто успевает в течение 10 дней, которые закон дает на обжалование решения суда о выдворении, вылететь домой, вернуться и снова встать на миграционный учет и проскользнуть в Россию.

Мигранты и правда как муравьи – незаметная трудящаяся орда, живущая по непонятным нам правилам. Еще ни одна цивилизованная страна не смогла решить эту проблему. И весь вопрос, по какому пути мы пойдем: по европейскому, где мигранты теснят коренное население, или американскому, где все сплелось в один пестрый котел? В любом случае начинать нужно уже сейчас, потому что потом будет поздно….

«Только цифры» (Данные УФМС по Волгоградской области с 1 января 2014 года)

1917 правонарушений было совершено в области миграции

715 иностранных граждан незаконно находились на территории региона

304 незаконных трудовых мигранта было выявлено в регионе с начала года

32 иностранца незаконно торговали на рынках

239 лиц незаконно привлекали иностранцев на работу

2000-800 000 рублей – штрафы за правонарушения в области миграции

vv-34.ru

МНЕНИЯ INFOX.RU

Как китайцы хозяйничают на Волгоградской земле

В регионе есть проблема. У каждой проблемы есть ФИО и должность, а так же бенефициары и заинтересанты.

Иначе говоря, на нашей земле китайцы по беспределу высасывают реки, подземные горизонты, гнобят землю, заливают её отравой, превращая в пустыню, выращивают галимый суррогат, который затем нам же и скармливают, делая на этом состояния, не платя ни юаня налогов. Всё это при полном попустительстве государства. Это уже не просто преступление, это диверсия и измена.

Где Прокуратура? Где Полиция? Где Роспотребнадзор? Где Ростехнадзор? Где вообще власть? Это прямые вопросы.

На широких просторах Городищенского и Иловлинского районов Волгоградской области раскинулись бесконечные плантации. В теплицах, накрытых голубой пленкой, женщины из Республики Узбекистан на корточках подкармливают молодые кусты помидоров. Месяц-другой — и к теплицам потянутся бесконечные потоки фур из соседних регионов. Уже больше десяти лет в двух районах успешно развиваются так называемые китайские теплицы. Местные власти убеждены: помидоры выращивают незаконно, используя неизвестные добавки и удобрения.

— И у всех этих теплиц нет хозяев, — говорит глава Иловлинского района Иван Гель. — Фактически помидоры растут сами по себе. Есть частники, которые купили земли и заявили о том, что будут вести на них сельскохозяйственную деятельность. Это свои же, волгоградские. Потом они сдали эти земли в аренду, посадили людей, которые плохо говорят по-русски и на все вопросы отвечают: «моя твоя не понимать». Но официально у нас в Иловлинском районе нет ни одного юридического лица, которое занималось бы тепличным хозяйством, а его деятельность можно было бы контролировать по простому принципу: вот Иванов Иван Иваныч, вот его бухгалтерия, вот его удобрения, вот пакеты, а вот место, куда он их сдал. У нас все теплицы никак не учтены. Нет тех, с кого можно было бы спросить: слушайте, а что это у вас тут за пакеты, почему вы их не вывозите? Это наша родина, и мы не хотим, чтобы было «поматросили и бросили». Люди простые идут к нам с жалобами, а мы физически ничего не можем сделать. Нет ИП — и спросить не с кого.

Сегодня возле теплиц можно наблюдать тонны использованного целлофана, прошлогодней ботвы и прочего мусора. Свой след оставляют и химикаты, которые используют китайские сельхозпроизводители, выращивая помидоры ударными темпами. Местами от химии рядом с теплицами уже не растет трава, и земля выглядит так, будто покрылась язвами. В низинах можно наблюдать свидетельства веселой жизни гастарбайтеров.

Читать еще:  Можно ли выращивать виноград в домашних условиях?

— Если подъехать к теплицам, можно увидеть горы целлофановой пленки, которая либо закапывается в землю, либо сжигается, — продолжает Иван Гель. — И в том, и в другом случае экологии наносится большой урон. Этот горящий целлофан вместе с сухой ботвой пожарным ежегодно приходится тушить летом. В прошлом году тушили несколько раз. Между тем у нас в Иловле есть пункт переработки тепличной пленки. Есть человек, который может приехать, собрать ее всю и по правилам утилизировать. Но нам не с кем разговаривать на эту тему.

Вопрос экологии стоит, по словам главы Иловлинского района, очень остро. И о нем хорошо известно властям Волгоградской области. Весной прошлого года этой теме было посвящено несколько выездных заседаний экологического совета. В ходе проведенных мероприятий было выявлено немало нарушений. В этом году проверку провели снова, проблемы остались те же.

— Теплицы на границе Городищенского и Иловлинского районов на речке Сакарка утопают в мусоре, — заявила председатель волгоградского областного экологического совета Ирина Соловьева. — Сама речка тоже захламлена. Уборные намеренно установлены на склоне берега реки в непосредственной близости к воде. Как выяснилось, работающие здесь китайские «сельхозпроизводители» удобряют растения своими химикатами, которых даже нет в российском реестре. Их откуда-то привозят нелегально.

Рейды экосовета постоянно находят многочисленные нарушения у тепличников. Возле хутора Краснодонский нашли массу уже попиленных на толстые бревна свежих сосен. Никто не смог объяснить, откуда их привезли, и где на них документы. Развели руками и в лесничестве. Там же нашли и неучтенные мощные глубинные насосы. Кабели лежали прямо в воде. На выезде из другого тепличного городка экологи встретили трактор, нагруженный пропитанной химикатами прошлогодней пленкой. Ссылавшийся на незнание русского тракторист так и не сознался, куда он хотел вывалить этот мусор.

Корреспонденты V1.ru побывали в этом тепличном хозяйстве у Московской трассы и убедились во всем собственными глазами. Бизнесу развиваться не мешают. Сегодня там полным ходом идет строительство. Из сосен, о происхождении которых ничего неизвестно, ударными темпами строят новые парники.

— Вы на мусор не смотрите, — просит подбегающий к журналистам V1.ru китаец. Мужчина представляется хозяином теплиц Мишей и, указывая на прошлогодние целлофан и ботву, обещает: «Мы все это уберем».

— Я так плохо говорю по-русски, — заверяет успешный предприниматель. — Дела идут хорошо. Вот строим новые парники. Пока еще рабочих мало. В основном это узбеки и таджики, а также местные. Начнется сезон — из Китая приедут еще рабочие. Сезон заканчивается — они едут домой, начинается — возвращаются обратно. Но все же: давайте встретимся с переводчиком?

Миша подозрительно косится на квадрокоптер и очень просит не летать над мусором, который он обязательно уберет.

Властям, говорит глава Иловлинского района, хочется знать в лицо тех, кто собирает с теплиц прибыль и отвечает за их содержание. Второй вопрос, который волнует главу района, — это налоги. Их, конечно, никто не платит, выращивая помидоры на волгоградской земле.

— Мы просим единственного. Уважаемые друзья, ну, если вы здесь работаете, зарегистрируйте ИП в каком-нибудь частном доме, и на его месте зарегистрируйте наемных рабочих. 200-300 человек, — просит Иван Гель. — Ведь в теплицах работают тысячи людей: узбеки, китайцы, таджики, русские. Но они не регистрируются, а значит, ни одна копейка не идет в бюджет района. Теплицы у нас — как какая-то закрытая каста. Как будто масоны какие-то. Всех других сельхозпроизводителей мы знаем в лицо. Каждого. У них коллективы людей, бахчи, овощи, они платят налоги, строго следят за экологией. И вот их могут прийти и наказать за нарушения, но с теплиц не спрашивает никто. Опять же только потому, что спросить не с кого.

Ситуация с теплицами, как выяснилось, все же не безнадежна. В прошлом году некоторые теплицы начали оформлять на индивидуальных предпринимателей.

— Начиная с июля прошлого года к его концу нам все-таки удалось собрать два с лишним миллиона налогов за всех рабочих, которые трудились на теплицах, — говорит Иван Гель. — В этом плане нам помогла полиция, которая очень добросовестно поработала. За четыре месяца этого года в районный бюджет поступило 2,2 миллиона рублей в качестве налогов и еще 3,3 миллиона — в областной бюджет. ИП зарегистрировали на землях Селиванова, на землях Воробьева зарегистрировали два ИП. После этого начали регистрировать рабочих. И вот с этих людей пошли налоги. Представляете, какой прогресс? И это только за год!

Сдвинулись и вопросы, связанные с экологией. Новоявленные индивидуальные предприниматели уже заключили договоры на утилизацию пленки на иловлинской свалке.

— Очевидно, что подвижки есть, — заявила на недавнем заседании экологического совета Ирина Соловьева. — Предприниматели должны понимать, что их деятельность оказывает вред экологии нашего региона. Необходимо разобраться с каждым конкретным случаем нарушения природоохранного законодательства юридическими и физическими лицами и добиться компенсации причиненного ими вреда окружающей среде.

До первого созревшего под голубым волгоградским небом китайского помидора остается всего месяц. Бесконечной вереницей к теплицам, между которых гуляет свободный ветер, скоро потянутся фуры из соседних регионов. Красные плоды повезут в магазины и на рынки Московской, Саратовской и, наверное, еще каких-то других областей.

m.infox.ru

Это видео недоступно.

Очередь просмотра

Очередь

  • Удалить все
  • Отключить

YouTube Premium

Под Волгоградом нелегалы выращивали отравленные овощи — Россия 24

Хотите сохраните это видео?

  • Пожаловаться

Пожаловаться на видео?

Понравилось?

Не понравилось?

Текст видео

Масштабная спецоперация в Волгоградской области. Там задержаны десятки нелегальных мигрантов, которые трудились в теплицах, а жили в землянках. Выращивали огурцы, томаты и другие овощи, не жалея химикатов.
«Вести. Дежурная часть» – старейший проект правовой тематики на российском телевидении. Программа была создана 1 июля 2002 года и с тех пор непрерывно развивалась – менялось наполнение выпусков, время выхода в эфир, оформление студии, творческий коллектив. Неизменным оставалось одно – стремление точно и оперативно рассказать о происшествиях в стране и мире, помочь людям, попавшим в беду. Поэтому, если вы оказались в сложной ситуации, обращайтесь к корреспондентам редакции – мы вас обязательно выслушаем.

Наряду с собственными расследованиями и репортажами, «Вести. Дежурная часть» активно используют материалы, предоставленные Следственным комитетом России, ФСБ, МВД, МЧС, ФСИН, ФМС, ФСКН, ФТС, Генпрокуратурой и Министерством юстиции. При этом проект независим от силовых ведомств России. Он создан и существует при финансовой поддержке Телеканала «Россия». Мы стараемся быть объективными и освещать спорные ситуации с разных точек зрения. Поэтому репортеры программы представляют в своих сюжетах все возможные позиции.

Последние новости России и мира, политика, экономика, бизнес, курсы валют, культура, технологии, спорт, интервью, специальные репортажи, происшествия и многое другое.

Официальный YouTube канал ВГТРК.
Россия 24 — это единственный российский информационный канал, вещающий 24 часа в сутки. Мировые новости и новости регионов России. Экономическая аналитика и интервью с влиятельнейшими персонами.

m.youtube.com

Волгоградские фермеры: Там, где выращивают овощи китайцы, земля сгорает за два года

Таинственная «овощная» зараза в Европе всколыхнула Россию . Одни с огурцов и картошки срочно перешли на морковь и репу, другие загневались: чего де мы за границей овощи закупаем, неужто на бескрайних российских просторах такого добра не хватает?

Волгоградская область одна из первых дала ответ: «Накормим овощами всю Россию» (подробности здесь). Вот радость-то: наступает золотой век для волгоградских овощеводов. Звоним в область с поздравлениями и расспросами, а на том конце провода только горькое разочарование.

— За один год не исправишь того, что скатывалось в яму много-много лет. Лучше приезжайте, — пригласил нас Андрей Болотников, овощевод из Городищенского района. — Сами посмотрите.

Трактор из советского кино

На повороте в небольшое фермерское хозяйство в 40 га меня встречает улыбающийся мужчина. То ли желтая футболка способствует, то ли солнце яркое, но совсем не похож Андрей Борисович на забитого жизнью овощевода.

Болотников вместе с женой Ниной был у самых истоков фермерства. В 1992 году взяли пай сначала в Винновке, затем перебрались под Ерзовку в Городищенский район. Бывший чиновник (работал госинспектором) с трудом представлял, во что ввязывался.

— Теперь я уже могу по внешнему виду сказать, чего растению не хватает, какая у него болячка и когда следует обработать удобрением, а тогда шли методом проб и ошибок.

Хозяйство Болотникова : пять вагончиков, веранда, небольшой трактор — такие показывают в советских фильмах про ударников труда или в российских, когда пьяный мужик на нем по селу гоняет.

Андрей Болотников — своему железному коню: — Ну, вот мы и отвоевались… Фото: Андрей МИРЕЙКО

— Взяли его еще в 92-м году, — опережает вопрос Андрей. — До сих пор поменять не можем: новый стоит миллиона полтора. А о французских игрушечных даже не мечтаем. Неподъемные суммы.

— А как же кредиты?

— Какие кредиты? Получить их в сельхозбанке очень сложно. Требуют гарантий, а какие у меня гарантии? Старая техника? Будущий урожай? Под это не дают. А если обычный потребительский, то не устраивает справка о доходах. У нас нет стабильного заработка — лишь сезонный. К тому же на бумагах один процент, а реально — намного выше: насчитывают комиссии за оформление, обслуживание и кучу всего прочего. Может быть, хозяйства покрупнее и пользуются этими льготными кредитами. А остальным невыгодно. Выкручиваемся сами. Занимаем весной у знакомых под 3 — 5 процентов. Осенью отдаем. Тут друг пошутил, мол, ты Андрей, как парашютист, прыгающий с 9 этажа и открывающий парашют перед самой землей.

А занимать приходится много. Болотников по полочкам раскладывает свою калькуляцию.

— Первые траты — семена. Из 40 гектаров обрабатываем 20. Остальные под пары ставим. Да и много сажать не рискуем. Засеять эту площадь уходит 220 тысяч рублей. Берем голландские гибриды, дорогие.

— А как же наши? Они же дешевле.

— Волгоградские семенные хозяйства давно позакрывались, осталась мелочевка. В прошлом году друг-фермер решил сэкономить, купил на Козловской местные семена. Брал один сорт, взошло 5 — 6 разных видов. Урожая не было. В итоге остался в долгах на зиму.

Вторая статья расходов — солярка. На участок Болотниковых уходит примерно 2 тонны. По 25 рублей литр — 50 тысяч.

Читать еще:  Как выращивают кур во франции в домашних условиях?

— Плюс в этом году своему трактору капремонт сделал — вот тебе 50 тысяч. На удобрения — 50, на ядохимикаты против вредителей и прочей гадости — 45. Иногда и больше. Электроэнергия в этом году поднялась с 3,5 рубля за киловатт до 5 рублей, вода, рабочая сила, — продолжает считать Болотников. — Вот тебе и 750 тысяч. А если год хороший, заработаем около миллиона. Получается — минус расходы — на двоих 250 тысяч в год. Разве это деньги?

Да, 10 тысяч в месяц на человека — совсем не густо…

Трезвый русский лучше любого таджика

— Сельское хозяйство — дело рисковое. В прошлом году из 6 га помидоров дали урожай только полтора гектара — остальное сгубила жара. В этом появился жук, который может повредить рассаду, — и Андрей Борисович на ходу ловит жужжащего вредителя. Тот пытается сопротивляться, но бесполезно. От изучения маленького врага отвлекают рабочие.

— Нам еще два мешка надо, — человек с тяпкой разгибается. Вместо привычного на полях таджикского лица — русское.

— Привезу, Сергей. Я от иностранцев отказался, — уже ко мне обращается овощевод. — Точнее, мне отказали. Четыре года назад привез по квоте людей. Они пришли готовить поля к посеву на два дня раньше указанного в бумагах срока. В итоге назначили штраф сорок тысяч. На следующий год квоту не дали. Так что нанимаю русских.

— У меня работают постоянно две семьи. Я их на свалке нашел — обычные бомжи. Поговорил с ними, разъяснил, что к чему. Живут все лето тут же в вагончиках: я их кормлю, одеваю. Плачу в конце сезона из расчета 250 — 300 рублей за день.

И труженики дружно кивают мотыгами: тюк-тюк-тюк. Не стук, а песня для фермера.

Правда, это скорее исключение, а не правило. Овощеводы предпочитают нанимать рабочих из ближнего зарубежья.

— Я пробовал брать русских — бесполезно и бессмысленно, — делится своим опытом Андрей Костецкий, 29-летний овощевод. — Отправляю их на поле, вечером рассчитываюсь. На следующее утро их уже нет. Уходят в запой на несколько дней. Поэтому и приходится заполнять кучу бумаг и заказывать мигрантов. Но в этом году еще сложней. УФМС назначило квоту — 1 человек на гектар. А мне только на прополку надо в несколько раз больше.

— Сельское хозяйство — дело рисковое. В прошлом году из 6 га помидоров дали урожай только полтора гектара — остальное сгубила жара. Фото: Андрей МИРЕЙКО

Сегодня по два рубля, а завтра по 30 копеек

Но самая большая головная боль — как реализовать урожай. Вот мы и подобрались к настоящей «овощной» проблеме. Есть в России огурцы и редиска. Полно. Только вот продать их непросто. Если крупные хозяйства работают напрямую с консервными заводами и оптовиками из Москвы , то представители малого бизнеса отдают урожай перекупщикам. Самим заниматься еще одним бизнесом просто некогда. А с посредниками — невыгодно.

— Три года назад раннюю капусту отдавали по полтора рубля за килограмм — ниже себестоимости. А позднюю оставили на полях — использовали ее как силос. Так же было и с помидорами. Начиная сеять, никогда не знаешь, по какой цене будем сдавать, — объясняет Болотников.

Половина его урожая идет в другие области — приезжают оптовики на фурах. Половину же овощеводы сдают на оптовую базу « Жигули ».

— В этом году капуста идет по 7 — 8 рублей за килограмм. Чем дальше от города хозяйство, тем дешевле берут — знают, что фермеру деваться некуда, — дает расклад на этот год Андрей. — На самой базе ее продают уже по 10 рубликов, а пока довезут до розничного рынка в этом же районе, цена увеличивается в два раза, если не больше. А иногда, чтобы сбить цену, сговариваются: завозят товар из Азербайджана , а у крестьян берут по цене в два раза меньше.

Раньше у овощеводов был рынок «Ротор» — туда волгоградские фермеры приезжали на машинах и продавали свой товар. Траты — только на бензин. Сейчас такого места в городе нет.

— Мы пытались заехать на рынки города — от ворот поворот. Русских очень мало торгует. Да и за место платить дорого — полторы тысячи в месяц плюс сто — двести рублей каждый день. У нас за последние годы многие друзья сократили наделы. Слишком большой риск. Тем более китайцы не дают работать.

Овощеводство по-китайски

После того как китайцев вытеснили с вещевых рынков в Москве, они занялись овощеводством. Схема простая. Приезжают в регион, просят какого-нибудь дедулю взять в аренду участок, платят ему. Ставят теплицы, сажают помидоры. Семена везут из Китая , оттуда же удобрения. Какие именно — неизвестно. Но от них все растет как на дрожжах, и урожай раза в два-три больше обычного. Только что содержит такая помидорка или лучок? Никто не знает. Официально китайцев не существует (легальных хозяйств на всю Волгоградскую область наберется не больше пяти), так что проверки им не страшны. Всегда есть возможность договориться. И незнание языка не помеха. А земля, обработанная китайцами, сгорает за два года — после суперурожаев на ней еще лет пять ничего не растет. Китайцы же находят нового дедулю и принимаются за новый участок.

На помидорку, выращенную на селитре и пестицидах, тоже найдется свой покупатель. Фото: Андрей МИРЕЙКО

— Если все останется как есть, все овощи будут выращивать нам китайцы. Обратно будете ехать, загляните к ним, — советуют нам Андрей с Ниной.

Так мы и сделали. Свернули к белеющим, как парус, теплицам. Из-под кусков порванной пленки виднеются крупные томаты — едва розовые. Сезон только начинается.

— Сего надо? — встречает нас китаец на пятачке перед теплицами.

Вокруг, кроме рыжей собаки, ни души. Все, как по команде, попрятались в грязные вагончики.

— Томат нужен. 2 — 3 тонны, — выдаю я себя за покупательницу.

— Рано есе, — но глазки у продавца уже загорелись.

— А если подумать, издалека едем, очень надо.

— Семидисят, — испуганно машет руками китаец.

— Дорого, цену сбавляй, оптом будем брать.

— А сертификат на товар есть?

— Часто будем брать.

— Засем сертификат, шесисят бери.

От столь соблазнительно предложения — 60 рублей за килограмм — мы отказались. Цена непомерно высока даже для китайцев. Но сейчас в Волгоградской области пока не сезон. Почти все, что есть в магазинах и на рынках — турецкого происхождения. Но в уже в июле стоимость пойдет вниз. И на помидорку, выращенную на селитре и пестицидах, найдется свой покупатель. Ведь по виду она ничем не отличается от экологически чистого продукта. Так что товар пойдет на ура. Только это «ура» больше похоже на похоронный марш по местному овощеводству.

— А вы можете написать, что мы участок продаем? — попросил меня в конце нашей встречи Андрей Болотников. — Надоел этот экстрим . Землю я люблю. Но просто устал. Невозможно работать, когда не знаешь, что будет завтра.

Можем, Андрей Борисович. К сожалению, вы не первый. Когда обзванивала овощеводов, чтобы узнать про житье-бытье, многие извинялись.

— Мы уже этим не занимаемся. Хочется видеть результаты своих трудов, а не смотреть, как на полях гниют тонны лука, помидоров и огурцов.

Кстати

Какой смысл в льготах?

Для фермеров действительно существуют специальные программы поддержки. Только воспользоваться ими могут немногие. Чтобы собрать и оформить все документы, нужны юристы, бухгалтера, которых у небольших хозяйств просто нет. Самостоятельно же ездить в разные инстанции — слишком дорого.

— Я оформлял льготу. Дали мне в итоге 8 тысяч, на бензин же я потратил порядка десяти, пока ездил туда-сюда заполнять документы, — говорит Геннадий Шевяхов, фермер с 20-летним стажем. — И какой смысл в этой льготе? Объясните…

m.volgograd.kp.ru

Парниковый эффект

На сегодняшний день в Волгоградской области четыре тепличных комплекса общей площадью 66 гектаров, которые, по прогнозам, в этом году в общей сложности произведут 30 тысяч тонн продукции, в основном огурцов и помидоров. Три из четырех — ГУП «Заря», СПК «Тепличный» и ООО «Овощевод» — созданы еще в советские времена. В 2004 году «Овощевод» приобрела группа компаний «Радеж», которой принадлежит сеть супермаркетов в Волгоградской и Ростовской областях.

В начале 2000-х все три тепличных комплекса прошли реконструкцию и обновили технологии. С нуля, в степи, построил свои теплицы только агрокомплекс «Волжский». Кроме того, реализацию крупного инвестиционного проекта в 2012 году начал «Овощевод».

Современная теплица — это практически космическая лаборатория. Растения выращиваются на кокосовых или минеральных субстратах, питательные вещества доставляются прямо к корням при капельном орошении: состав раствора, график полива регулируются с помощью специального компьютера. С вредителями и болезнями борются насекомые-энтомофаги.

— Отрасль динамично развивается, активно внедряются инновации, — говорит зампредседателя комитета сельского хозяйства Волгоградской области Виталий Цепляев. — Технология производства овощей закрытого грунта постоянно совершенствуется. Если раньше строили теплицы высотой до четырех метров, то сейчас — шесть метров. Современные технологии позволяют получать до 70 килограммов овощной продукции с квадратного метра. Основная применяемая в тепличных хозяйствах технология — опыление пчелами. Цветущие растения опыляют искусственно выведенные для теплиц шмели.

Благодаря использованию этих технологий производители в один голос утверждают: продукция экологически чистая. Это подтверждают и сертификаты, и сроки хранения овощей, и объемы реализации продукции, которая на складах не залеживается.

— Мы специально выбирали такие сорта, один — кистевой и другой — крупноплодный, про которые легко можно сказать: это помидоры с бабушкиной грядки, сладкие, ароматные, — говорит исполнительный директор одного из комплексов Александр Ходаков. — Только такие помидоры смогут на равных конкурировать с импортными.

Дойдут ли эти овощи до стола волгоградцев? По словам исполнительного директора одного из агрокомлексов, примерно 35 процентов их продукции остается в Волгоградской области, остальное уходит в другие регионы. В целом, по весьма приблизительным оценкам, вывозится около половины произведенных в регионе овощей закрытого грунта. Примерно столько же ввозится. При этом потребность области в тепличных овощах оценивается на уровне 70 тысяч тонн в год по нормам здорового питания. Сколько же реализуется в регионе парниковых овощей из Турции и Египта, точных данных нет. Эксперты рынка отмечают, что импорт снижается в стране на четыре — пять процентов в год. Очевидно, что близость к потребителю продукта — конкурентное преимущество волгоградских производителей свежих овощей.

Читать еще:  Какие сорта укропа можно выращивать на подоконнике?

Не понятно, как учитывать овощи, которые выращивают в примитивных пленочных парниках на волгоградских полях китайцы. Причем это головная боль не только в плане учета, но и соблюдения агротехнологии (применения запрещенных для закрытого грунта химикатов), и уплаты налогов, и безопасности продукции. «Китайские» помидоры и огурцы в местные торговые сети не попадают, так как волгоградцы уже слишком хорошо знают, что это такое. Их вывозят в другие регионы. Но китайцы сбивают цены. Например, если в начале этого лета томаты из тепличных хозяйств продавались по оптовой цене от 60 до 88 рублей за килограмм в зависимости от сорта и категории, то китайцы торговали ими по 40 — 45 рублей, а турецкий импорт шел по 40 — 50 рублей.

>При этом практически все производители парниковых овощей испытывают определенные сложности со сбытом. Спрашиваю Александра Ходакова, как приняли их торговые сети. Тот хмыкает:

— Сложно, очень сложно. Я считал и считаю, что ретробонусы (то есть, по сути, бесплатные поставки товара сверх оговоренных в контракте) — это узаконенная система откатов, — говорит он.

Возникающие трудности с реализацией производители решают по-разному. СПК «Тепличный» поставляет свои овощи в разные торговые сети. Продукция агрокомплекса «Волжский» представлена в местной торговой сети «МАН», в супермаркетах «О.КЕЙ», московской сети «Монеточка». Реализуется также на московском рынке «Фуд-сити». В планах — развивать свой бренд и свою фирменную торговую сеть. К слову, по такому пути — реализации через собственную розничную сеть — идет и госпредприятие «Заря». К его киоскам — всегда очередь, постоянные покупатели частенько приходят к моменту завоза товара. «Овощеводу» в этом плане проще всего: у тепличного комплекса и сети супермаркетов «Радеж» — один хозяин.

Однако самой сложной проблемой остаются деньги. Тепличные комплексы — капиталоемкое предприятие. Объем инвестиций в строительство нового комплекса «Овощевода» — больше миллиарда рублей, и это только на первом этапе. Общая стоимость проекта — 2,7 миллиарда рублей. Агрокомплекс «Волжский» в строительство первой очереди (13 гектаров) вложил 1,9 миллиарда рублей, 1,6 миллиарда из них — заемные средства. Общая стоимость проекта — 8,8 миллиарда рублей. Срок окупаемости в соответствии с бизнес-планом — пять лет, но эксперты ассоциации «Теплицы России» отмечают, что обычно это восемь — десять лет. Стратегическим партнером выступил Россельхозбанк. Банк, администрация Волгоградской области и компания подписали трехстороннее соглашение о сотрудничестве.

Разумеется, при таких вложениях производители стремятся сократить издержки, главным образом за счет внедрения энергоэффективных технологий.

— Конкурентным преимуществом комплекса является собственный энергоцентр. Учитывая постоянно растущие цены на энергоносители, при разработке проекта принято решение об использовании двух газопоршневых установок, которые позволяют не только снабжать электричеством весь тепличный комплекс, но и обеспечивают его теплом и углекислым газом, необходимым для роста растений. Кроме того, излишки электроэнергии будут передаваться в сеть одной из подстанций Волжского, — говорит генеральный директор ГК «Радеж» Юрий Сударев. — В целом тепличное хозяйство — важная зона развития Волгоградской области, так как климатические условия позволяют использовать природное освещение. Для нашей же компании строительство современных высокотехнологичных тепличных комплексов — важнейшее стратегическое направление развития. Несмотря на сегодняшнюю экономическую обстановку, мы должны быть готовы к открытию границ и быть конкурентоспособными не только на внутреннем, но и на внешнем рынке.

И все производители в один голос говорят, что без господдержки отрасль не сможет на равных конкурировать с турецкими импортерами. Господдержка подобным инвестиционным проектам оказывается. «Овощевод» получил ее в объеме 35 миллионов рублей, агрокомплекс «Волжский» — 130 миллионов. В основном это субсидирование части процентной ставки по кредитам. В соответствии с соглашением о сотрудничестве администрация области должна построить к предприятию дорогу, но пока что областные власти лишь говорят туманное «ведется проектирование», а в реальности от города к комплексу ведет щебеночный грейдер. Между тем дорога — необходимое условие дальнейшего развития предприятия, так как это логистика, отгрузка и доставка готовой продукции и необходимое условие для открытия кредитной линии финансирования второй очереди проекта.

— В целом введение новых современных предприятий круглогодичного выращивания овощей позволит увеличить на 40 процентов объем внесезонной продукции. Это реальный шаг к полному импортозамещению, — считает Виталий Цепляев.

rg.ru

Как китайцы азербайджанские помидоры в Волгоградской области выращивают

Граница Городищенского и Иловлинского районов Волгоградской области. До самого Волгограда 60 километров. С трассы не понять, что находится у меня за спиной. Выглядит как дачные посадки рядом с деревней Сакарка. На самом деле здесь в промышленных масштабах производятся помидоры. Давайте посмотрим, как это происходит

Если посмотреть с высоты, то масштабы поражают воображение. Это полноценный целлофановый город. Рядом еще два таких же. Два на два километра. Около 70 теплиц. У каждой свой хозяин, если плантатор побогаче, то у него в распоряжении три — пять таких теплиц. Построенных из очень редкой в этих краях сосны. Кругом постройки из досок, на которых обозначения — НЕ БРОСАТЬ. Это разобранные ящики от ракет из соседней военной части. Заборов нет. Охраны нет, но это не значит, что за мной никто не наблюдает. Любопытные взгляды сразу замечают нового человека с рюкзаком.

В тени самодельных шалашей сидят люди, перебирают помидоры. Женщины, мужчины, есть и подростки. На просьбу дать хоть какую-нибудь работу, чтобы заработать хоть какие-нибудь деньги все отвечают отказом. Им не нужен ни плотник, ни слесарь, ни грузчик. Все машут рукой, мол, иди дальше, тут все при деле.

В седьмом по счету парнике, похоже, удача. Господин плантатор на ломаном русском пополам с китайским говорит — нужен укладчик помидоров в ящики. Один ящик — десять рублей. Но работать надо быстро.

Пять помидоров в ширину, восемь в длину. На дно поменьше и позеленее, второй слой побольше и покрасивее. Треснувшие и некрасивые — в мусор. В напарники мне достались два наемника из Узбекистана. Азик и Назик. У Азика больная нога. За полгода коленопреклоненной позиции заболел сустав, и он спрашивает, не знаю ли я какой-нибудь мази. Советую ту, на которую хватит его дневного заработка.

— Коробки в отдельный ряд ставь свои. Потом посчитаешь и тебе заплатят.

Хозяин плантации Ли Ван. Его называют или Иван, или хозяин. Он бывает редко, ближе к вечеру, когда приходит машина и надо грузить коробки с урожаем. Там надо торговаться, и без жилки бизнесмена Азик и Назик не справятся. Они итак работают с семи утра до семи вечера за 15 тысяч рублей в месяц. Утром срывают помидоры, после обеда укладывают. На родине говорят, куда меньше зарплата. Сказать не знает, как, поэтому пишет на телефоне.

— Сколько? Пять тысяч рублей?

Азик почти не знает русского, говорит на смеси узбекского и китайского. За несколько часов и я выучил несколько слов — Хон Куай — давай быстрее. И Та Ци Нала — ты куда пошел? Пойти и правда некуда. Из всех развлечений — попить воды и туалет в чистом поле за парником. Правда, Азик и Назик иногда пьют что-то из потертой бутылки. Предлагают и мне, говорят, работать веселее. Сославшись на больной желудок, отказываюсь. Итак — не скучно.

Я забрал бутылку с остатками напитка. На запах — отчетливо пахнет алкоголем и чем-то химическим. Водка — это растворитель, то есть должен полностью испаряться. Выливаем в донышко бутылки и жидкость испаряется. На дне остались какие-то белые мелкие кристаллы и крупные бурые. Это может быть, как димедрол, чтобы водка была забористее, а может и что-то менее законное из нетрадиционной китайской или узбекской медицины.

— Машина приходит каждый день в 7.

— А с какого месяца?

— А сколько раз тут рассаду сажают?

— Три раза. Март, июнь, август.

Получается, что сезон сбора ежедневного урожая — шесть месяцев. Ли Ван небогатый плантатор. Но чудеса капельного орошения и немного китайской магии и результат поражает воображение. 100-150 газелей его помидоров за год отправляется на рынки. Но куда?

— Москва и Питер. Туда все везут.

Три урожая помидоров за полгода — Мичурин бы уже задумался о своей компетенции. Секрет буквально под ногами. Странные пакетики и большие пакеты. На маленьких — все на китайском, на больших — на русском. Ускорители роста. Удобрения. Если с русскими все понятно, то насколько безопасны привезенные из Азии никого не волнует. Все это быстро приносит урожай.

А это Спарта. Скала с которой сбрасывают некрасивые помидоры. Удивительно, но под жарким волгоградским солнцем они не гниют. Мух нет. Запах яркий помидорный. Но. Томаты покрываются серой пленкой и просто высыхают.

— А вы тут где живете?

— Там балаган стоит.

— Да. Ли Ван покупает еду.

Вечереет. Я набрал 22 коробки, а значит заработал 220 рублей. Азик говорит, что это неплохо для начала, если не лениться, то можно собрать и 100 коробок за день. Тогда твой доход будет 30 тысяч в месяц. Неплохая зарплата для Волгограда.

— У тебя жена тоже тут?

— Нет, дома. Отдыхает.

— А ты часто ездишь к ней?

— На зиму. В октябре.

По словам Азика, машина приходит в семь. Покупатели — граждане не менее солнечного Азербайджана. Они клеят на собранные волгоградские помидоры ярлычки Бакинских. То есть, местные розовые, желтые, красные, оранжевые, «черный принц» — все они после перекупки меняют свое гражданство и едут в Москву ночью, чтобы утром быть на рынках столицы.

Юрий Коваленко показывает два помидора:

— Сможете найти разницу между этими двумя помидорами? Думаю, даже коренные волгоградцы не смогут. А уж жители районов севернее и подавно. Здесь начинается чистый маркетинг. Обычный городищенский помидор или сладкий как мед азербайджанский — что привлекательнее звучит? 50 рублей и 270 рублей соответственно. А разница в цене. Вот этот (показывает на помидор) можно гораздо выгоднее продать.

Обсуждение репортажа и тему качества овощей, которые продаются на рынках и в супермаркетах, смотрите в программе «ОТРажение».

otr-online.ru

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector